среда, 22 августа 2012 г.

Генри

Генри необычный малыш. Пока я его шила, в голове родилась про этого малыша сказка...





Генри неуклюже поерзал по жесткой деревянной поверхности полки. Затем он потянулся и открыл глаза. В его взгляде промелькнул весь ужас, который он испытал за одно мгновение. Затем Генри медленно повертел головой по сторонам, и, к своему разочарованию, убедился, что он снова проснулся на этой ужасной полке. Пыль неприятно щекотала плюшевые ноздри, а перед глазами все плыло, стоило медвежонку посмотреть вниз. Три ночи подряд он забивался в самый дальний угол и ждал наступления утра, чтобы поскорее заснуть, а затем проснуться там – внизу, но сегодня снова этого не произошло.

Надув щеки, а затем медленно выдохнув, Генри подполз на животе к краю. Через пять минут глаза все же привыкли и он увидел, что находится не на полке,  а на крыше очень высокого шкафа. Вокруг кипела жизнь. Та самая игрушечная жизнь, за которой он так любил наблюдать. Вон внизу в игрушечном доме зайцы и лиса играют в мяч. А вон за маленьким столом на пластиковых стульчиках разместились куклы и пьют чай. Чуть подальше от них пони бьет своим колесом, словно копытом, по полу. Улитка и кот катают друг друга по очереди за веревочку по комнате. Слон складывает из кубиков слово «мама». Мама…

Генри резко повернул свою плюшевую голову в противоположную сторону и уведел е. Мама… Она лежала на большой кровати и сладко спала. Ее ладошки прятались под щекой, а темные волосы разметались по подушке. Генри тяжело вздохнул. Нет, больше он не мог откладывать. Слишком сильно он по ней соскучился. Малыш еще раз посмотрел вниз и его мордашку осветила улыбка. На полу прямо под ним лежала большая плюшевая черепаха. Недолго думая, Генри оттолкнулся и прыгнул вниз. Черепаха резко вскинула голову, но отползти не успела. И Генри приземлился прямо на нее. Мягкий панцирь смягчил удар, но не так сильно, как расчитывал медвежонок.
- Простите.
            Его голос прозвучал немного хрипло, так как малыш вот уже три ночи ни с кем не разговаривал. Черепаха с удивлением смотрела на Генри.
- Уважаемый малыш, откуда ты свалился?
- Я…
            Генри поднял голову и она закружилась.
- … с самого верха.
            Черепаха с грустью посмотрела туда же, куда и мишка.
- Как бы я хотела оказаться там. Тихо, спокойно… эх…
            Медвежонок тряхнул головой.
- Нет, но там же нет мамы…
- Мамы?
            Рядом с медвежонком оказалась старая обезьяна. Ее ухо было порвано, а на правой лапе красовалась большая яркая заплатка.
- А кто твоя мама?
            Генри со всей своей нежностью посмотрел на девочку, которая тихонечко спала на кровати.
- Вот моя мама.
            Черепаха завалилась на бок и громко засмеялась.
- Это твоя мама?! Так это же человек!!! Ха-ха-ха!
            Взгляд Генри помрачнел.
- Тетя черепаха, почему Вы так смеетесь? А разве она и не Ваша мама тоже?
- Нет. Если у игрушек и есть мамы и папы, то это тоже игрушки. Вот, например, посмотри.
            Рядом с дверью мишка увидел как вязанная белка укачивала маленького вязанного бельчонка.
- А люди – это люди. Они всегда спят. С ними даже не поговоришь. Они все время молчат. И как-бы, где-бы и когда-бы ты не просыпался, они все время на том же месте, где ты их оставил.
            Черепаха фыркнула и отвернулась. Генри шмыгнул носом и хотел отойти, но большая лапа с заплаткой легла на его плечо.
- Генри, а может ты веришь, что люди просыпаются, когда мы спим?
            Медвежонок заглянул в глаза старой обезьяны и в нем снова зародилась надежда.
- Д-д-да… мне кажется, что они так же как и мы живут своей жизнью, только в мире людей.
            На морде обезьяны появилась ласковая улыбка.
- А почему ты думаешь, что эта девочка и есть твоя мама?
            Генри прикрыл глаза. Его дыхание участилось, в лапах появилась легкая дрожь. Он еще никогда ни с кем не разговаривал об этом.
- Когда я сплю, то чувствую прикосновение моей мамы. Во сне я слышу, как она поет мне песенки и зовет меня по имени. Я чувствую, как она целует меня в нос и прижимает к своей груди. Только мама может так делать.
            Черепаха снова посмотрела на мишку, но в ее глазах уже не было смеха. Скорее она словно о чем-то вспомнила. Обезьяна повернула мишку за плечи в сторону кровати и слегка подтолкнула его.
- Ну что ж, тогда иди к своей маме. А то скоро взойдет солнце, а ты еще даже не поиграл с ее волосами.
            Ее теплая улыбка добавила мишке уверенности, и малыш побежал к большой кровати, чтобы прижаться к самому близкому и любимому, что есть на всем белом свете… к своей маме.

***
            Девочка открыла глаза и удивленно распахнула их.
- Мама, мама!!! Генри вернулся!!! А я думала, что уже никогда не найду его!
            Она схватила плюшевого мишку и крепко прижала к себе, поцеловав его нежно в нос. На мгновение ей показалось, что она почувствовала биение маленького плюшевого сердца… Сказка была где-то рядом…


                                                                         (С любовью, Ваша Людмила Полищук)

Комментариев нет:

Отправить комментарий